СЕРГЕЙ ЛЮБАВИН: «Я ДОЛГО НЕ СЧИТАЛ СЕБЯ ПЕВЦОМ»

Эксклюзивное интервью артиста для "Радио Шансон"



СЕРГЕЙ ЛЮБАВИН: «Я ДОЛГО НЕ СЧИТАЛ СЕБЯ ПЕВЦОМ»

 

«Я не понимал как можно стать артистом, певцом. У меня не было никакой информации — куда идти, с кем разговаривать. Я был стопроцентно уверен, что артисты, как и спортсмены, работают где-то на заводах, а поют и выступают в свободное время», — признался в эксклюзивном интервью «Радио Шансон» Сергей Любавин.


Внимательно глядя на то, как я подготавливаю к нашей беседе диктофон, Сергей Любавин заметил: «А ведь я тоже мог стать журналистом. Целый год работал в родном Новосибирске в региональной газете «Молодость Сибири» — писал о культуре, музыке, спорте… Хотя отец всегда говорил матери: «Не дай Бог, если кто-то из наших детей начнет писать, это ведь адский труд!»

 

— Сергей, как же получилось, что ты ослушался отца — известного писателя Петра Дедова — и пошел в журналистику?

 

— Случайно. В моей жизни многое вообще происходило случайно. Окончив школу, я не знал, чем заняться, был на перепутье. Дело в том, что до семнадцати лет вся моя жизнь вращалась исключительно вокруг спорта. Точнее — вокруг вольной борьбы, которой я стал заниматься с первого класса тоже, по сути, случайно. По крайней мере, в спортивную секцию, расположенную неподалеку от дома, я пришел не сам. Меня привела мама, чтобы «поправить» мой вестибулярный аппарат (в детстве меня укачивало даже в транспорте). Однако, начав заниматься вольной борьбой не по своей воле, я ею заинтересовался. Да так, что к десятому классу стал кандидатом в мастера спорта. Но желания продолжать спортивную карьеру или становиться тренером у меня не было. В результате, прикинув на семейном совете все «за» и «против», решили, что после окончания десятилетки я буду поступать в Политехнический институт на экономический факультет.

 

— Расскажи, как ты учился в школе?

 

— В школе я, можно сказать, не учился. (Смеется) Львиную долю моего времени занимали тренировки и соревнования. Но к выпускным экзаменам подготовиться сумел, и в институт поступил честно.

 

— Любопытно, а какая оценка была в школе по литературе у сына известного писателя?

 

— Пятерка. Но отец тут не при чем: ставили мне ее не по блату! В шестом классе я прочитал всего Бальзака, а к седьмому перечитал практически все книги из обширной отцовской библиотеки.

 

— Экономистом после окончания Политеха работал?

 

 В общем-то, нет. Сразу после окончания института в 1988 году меня распределили в Ордынск — это сто километров от Новосибирска — в одно агропромышленное хозяйство. Но поднимал я там не экономику, а спорт и музыку. (Улыбается) В частности, обустроил для сотрудников тренажерный и музыкальный зал. Одновременно начал издавать в Ордынке молодежный листок под названием «Искра» — он выходил в виде вкладки в местную газету.

 

— А как ты попал на журфак?

 

— Однажды к нам из московского Института молодежи приехала преподаватель и предложила мне поступить к ним на факультет журналистики. Она оставила свои координаты, но я их вскоре потерял. Однако она не забыла о своем предложении и в один прекрасный день — я к тому времени уже возвратился в Новосибирск, работал репортером в «Молодости Сибири» — позвонила моим родителям: «Где Сергей, почему он не едет? Через два дня собеседование!» Словом, я «взял руки в ноги», быстро собрал все необходимые справки и прилетел в Москву. Но, оказавшись в столице, поступил не только на журфак в Институт молодежи, но и в вокальную студию Гнесинки, на курс великолепного певца и педагога Эдуарда Лобковского.

 

— Зачем?

 

— Понимаешь ли, тайно во мне всегда жило стремление заниматься музыкой. Я был увлечен ею с детства. Сколько помню, постоянно играл на гитаре — с ребятами во дворе, возле костра во время походов… Играть меня научил старший брат Александр, который сам был музыкантом. Под его влиянием во многом формировались и мои музыкальные вкусы. Александра, к сожалению, давно нет в живых — он трагически погиб… Если журналистикой я занимался постольку поскольку, то музыка меня по-настоящему увлекала. В Новосибирске у меня даже была своя группа «Вояж».

 

— Псевдоним Любавин давно носишь?

 

— Со времен работы в газете. Дело в том, что имя моего отца — Петр Дедов — для журналистов Новосибирска своего рода икона. Поэтому писать под этой фамилией не хотелось. Скажут — папа устроил. Ну, а потом, по инерции, что ли, сделал этот псевдоним своим артистическим.

 

— Получается, что в глубине души ты всегда мечтал о карьере певца?

 

— Не знаю. Во всяком случае, мысль стать певцом меня заводила. Но к ее осуществлению я точно не шел целенаправленно. Все вновь произошло случайно. В Институте молодежи я познакомился с замечательным парнем из Казахстана — Байзаком Асылбековым. Он учился на тележурналиста, работал в Останкино. Однажды к Байзаку приехали друзья — музыканты из Уфы. Мы вместе тусовались. Они услышали несколько моих песен, которые я пел под гитару во время наших сборищ, и предложили: «Давай запишем твой альбом на студии в Уфе?» Мы полетали и все сходу записали. Возвратившись в Москву, Байзак отнес катушку с моими песнями на радиостанции «Юность» и «Маяк». Они выбрали из альбома две песни и начали крутить на своих волнах.

 

— Счастью твоему, наверное, не было предела?

 

— Как ни странно, к случившему я отнесся спокойно, певцом себя не возомнил. Я тогда вообще не представлял, как становятся певцами. Таково было сознание молодого человека из провинции. Я был уверен, что артисты, как и спортсмены, работают где-то на заводах, а поют и выступают в свободное время. Я просто продолжил писать музыку и стихи. Даже в 1993 году — столь успешном для меня — я не почувствовал себя певцом. Хотя тогда в моей жизни произошло два очень важных события: во-первых, я успешно выступил на международном песенном конкурсе в Юрмале, а, во-вторых, звукозаписывающая студия «Союз» выпустила мой первый диск — «Семнадцать с половиной», разошедшийся огромным тиражом.

 

— Не пойму, почему ты не чувствовал себя певцом?

 

— Потому что, несмотря на успех в Юрмале и первый диск, никто не расстилал передо мной красную ковровую дорожку. Я приехал окрыленный, думал, что контракты сейчас посыпятся на меня, как из рога изобилия. А на деле — я бегал по студиям, редакциям, предлагая свои песни. Мне говорили: «Они хорошие», но не брали. Я не понимал — почему? Ведь песни хорошие! Много накопилось таких вопросов, пока я медленно разбирался что к чему в отечественном музыкальном бизнесе.

 

— Сейчас разобрался?

 

— Более-менее.

 

— Никогда не возникало желания бросить малопонятный шоу-бизнес?

 

— Нет, я никогда не отчаивался. Даже когда у меня уже рос сын и, чтобы заработать денег, днем приходилось работать охранником, а по ночам репетировать. 

 

— Сыну сейчас сколько  лет?

 

— Ване двадцать, он заканчивает МЭСИ, где учится на факультете спортивного менеджмента. Спорт у сына в крови. Ваня долгое время занимался хоккеем, играл на достаточно высоком уровне.

 

— Чтобы преуспеть в спорте, нужно быть целеустремленным и активным…

 

— Я очень деятельный человек. Деятельный и терпеливый. Пусть что-то не получается, пусть мешают, главное — все пережить, не спиться, выстоять, не сломаться. Но сегодня могу сказать определенно: музыка — это моя жизнь.



Создан 09 дек 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником