7 НЕОЖИДАННЫХ ВОПРОСОВ СЕРГЕЮ ЛЮБАВИНУ

С сайта Радио Шансон



7 НЕОЖИДАННЫХ ВОПРОСОВ СЕРГЕЮ ЛЮБАВИНУ

 

Что связывает Любавина с Пушкиным, зачем Лайма Вайкуле отдала артисту костюм своего мужа и пригодилось ли певцу умение драться — на эти и другие вопросы Сергей ответил накануне дня рождения, который он отмечает 10 апреля.


— Сергей, вы в буквальном смысле выросли на поэзии Пушкина —  ваш отец, известный писатель, подкладывал томик стихов поэта на стул, чтобы вы могли доставать до клавиш печатной машинки. Почему же сегодня вы поете песни на стихи Есенина?

 

— Пушкин, как известно, — наше все. Это человек, который, с моей точки зрения, стоял у истоков русского языка и сформировал его. Но как сегодня петь песни на стихи, написанные «высоким штилем»: «Младой Дафнис, гоняясь за Доридой, «Постой, — кричал,— прелестная! постой...»?

Есенин — другое дело. Несмотря на то, что прошло уже больше ста лет со дня рождения поэта, его стихи остаются современными, они до сих пор актуальны и понятны всем. Не только я, но и многие другие исполнители обращаются к его поэзии. Хотя, я считаю, сейчас вообще не поэтическое время. Взять хотя бы последние хиты, например, «О боже, какой мужчина» — и Пушкину, и Есенину нехорошо стало бы от такой поэзии. Но, тем не менее, народу это нравится.

Глубокая поэзия и стихи сегодня не слишком востребованы. Складывается ощущение, что люди хотят чего-то попроще. Но мы с нашим музыкальным коллективом не идем на поводу у публики и стараемся, чтобы в основе песни всегда был не просто набор слов, а хорошие стихи.

 

— К десятому классу вы стали кандидатом в мастера спорта. Скажите, разряд по вольной борьбе хотя бы раз вам пригодился?

 

— Жизнь артиста сопряжена с гастролями, переездами, перелетами. Физическая подготовка нужна не только для романтических поступков — защитить женщину от хулиганов, например, но и для того, чтобы таскать чемоданы, коробки с дисками, инструменты. Я как бывший спортсмен в своем коллективе насаждаю принципы здорового спортивного гуманизма.

Если мы в поезде играем в карты, то проигравший отжимается или пресс качает. (Смеется) В основном, члены моей группы молодые — 1990-92 года рождения. Мое слово для них — закон. А я говорю: если где-то провинился, наказывать буду не материально, лучше пусть у вас будут спортивные долги перед товарищами. Сначала им это казалось странным, а сейчас уже привыкли, даже девчонки отжимаются и пресс качают, втянулись все, соревнуются между собой.

 

— В 90-е годы вам пришлось работать охранником. Что можете вспомнить о том времени?

 

— Я всегда брал с собой гитару на работу и ночами серьезно занимался сочинительством. Сейчас я сочиняю не так интенсивно. В то время у меня альбомы выходили каждый год. Сегодня новая пластинка может писаться и три года. Мы стали больше внимания уделять качеству записи, а это удовольствие дорогое. Один трек в среднем обходится в десять тысяч долларов. К записи последней песни я привлекал симфонический оркестр Сергея Скрипки, около восьмидесяти человек. Я считаю, нужно работать над качеством материала.

 

— В 1993 году вы выступали на конкурсе в Юрмале. Лайма Вайкуле одолжила вам костюм своего мужа для выступления. Вы как-то отблагодарили певицу?

 

— В тот момент я страдал юношеским максимализмом — я считал, что мой костюм ничуть не хуже того, что принесла Лайма. Ну, дали какой-то фрак, ладно, они в жюри лучше знают, что нужно. Только спустя годы я понял,  как чудовищно выглядел мой наряд. Это была такая ресторанная, что называется, бурка и в ней по Первому каналу выступать было, конечно, не с руки. Так сложиласьартистическая судьба — двадцать с лишним лет прошло, и ни разу с тех пор мне не удалось пересечься с Лаймой — ни на сборных концертах, ни на гастролях. Я вижу ее выступления, она в прекрасной форме, выходят новые песни, новые дуэты. Буду ждать встречи, чтобы, наконец, поблагодарить ее.

 

— Помните, как выглядела афиша вашего первого сольного концерта?

 

— Михаил Шуфутинский, которого я очень уважаю и считаю истинным мэтром, на сборных концертах объявлял меня как «золотой голос эстрады». Безусловно, это очень приятно. Так вот на афише моего первого сольного концерта — а она была такая маленькая-маленькая — тоже было написано: «Золотой голос чего-то там». Это было выступление в ресторане «Восточный Париж» в Петербурге на Садовой улице. Столько сил было отдано подготовке к этому мероприятию! В зале было не очень много людей, большинство вообще не знали, на чей концерт они пришли. В итоге получился такой творческий вечер молодого артиста. Зрители прямо из зала задавали вопросы: откуда вы, как там у вас, в Сибири?

 

— Говорят, песня «Одинокая ласточка» помогает женщинам наладить личную жизнь, если они подпевают вам на концерте. Это правда?

 

— Эта песня совершенно мистическая. В какой-то момент женщины стали мне присылать письма, где писали, что «Одинокая ласточка» помогла им найти любимого. Писали на почту, писали в форуме на моем сайте. Я пою ее уже больше пятнадцати лет на каждом концерте. Всегда спрашиваю: «Есть ли в зале одинокие ласточки?» Мне отвечают: «Есть, есть!» И даже те, кто приходит на концерт со спутниками, все равно поют ее вместе со мной! (Смеется)

 

— Какой возраст для мужчины самый лучший?

 

 Самый лучший возраст для мужчины — это тот, в котором он себя чувствует комфортно. Мне за сорок, но я чувствую себя лучше, чем когда мне было 30-35 лет. Самое главное для мужчины, чтобы он был востребован, чтобы на нем лежала ответственность. У меня, слава богу, есть любимое дело, есть работа, я много гастролирую. И есть за кого нести ответственность. А еще есть сибирское здоровье, чтобы все это выдержать!

 

Беседовала Наталья Иоч.

 

 



Создан 10 апр 2014



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником