Счастливое детство




Счастливое детство

 

О своем детстве мама вспоминать любила, охотно рассказывала всякие веселые истории:

“…Мне десять лет не исполнилось, когда умерла родна матушка. Отец женился на другой. Мачеха злая попалась, у нее свое дите было да мы с братом Васей.

Мы, дети, спали все на печи, под одним рядном. К празднику какому мачеха любила блины печь и с первым блинчиком обязательно на печь к нам, спящим, лезет. “Устя, — шепчет своей дочери, — на-ко вот, пока горяченький”. А как-то раз ошиблась в потемках и меня за ногу: “Устя…” Я слышу — Устя храпит, да не растерялась, руку из-под рядна выпростала — цап! Сразу два блинка, да масляных! Братишку разбудила, блинком угостила, все рассказала, да такой же хохот разобрал… Веселое было времечко. Детство! И день казался длинней, и солнце светило ярче…

Но детство-то недолго продолжалось. Когда исполнилось десять годочков, отдали меня “в няньки”. Это когда в чужом доме жить, за чужими детишками ухаживать. Тут было всякое: и хорошее, и худое — какая хозяйка попадется, да какой норов у дитя. Иной, да если больной попадется, — кричит день и ночь. И ты ему вторишь — выбьешься из сна и тоненько, по-щенячьи, подскуливаешь, чтобы только не заснуть…

Стала взрослеть, и работы вместе со мною “взрослели”. Начали меня нанимать сено грести, картошку копать, коров пасти, кизяк делать, шить, вязать, куделю прясть, холсты ткать… всего и не упомнишь. Но что запомнилось на всю жизнь, так это жатва. Не зря ее называют еще — “страда”. Идет лобогрейка, косит пшеницу, рожь ли, а мы, бабы и девки, следом жниво подбираем и вяжем его в снопы. Ничего на свете муторнее не бывает. От зари до зари в наклон, да по жаре, пыли — не продохнуть, комары и оводы последнюю кровушку из тебя сосут… К вечеру спинушка-то не разгибается, какая бабенка послабее, глядишь — ткнулась носом в землю. Морок называется… А то еще помню — и смех и горе — одна баба, Прасковьюшкой звали, прямо на жнивье разродилась. Стаскивала снопы в суслоны и родила. Ребеночек, девочка-то, в земле и соломе извалялась, пестренькая стала; дак после, и подросла когда, ее все курочкой-рябой дразнили…

Всем доставалось, а мне, бывало, ничего-о, я завсегда с какой-нибудь придумкой. Представлю себе, что не снопы вяжу, а своего ребеночка малого обряжаю. Этак вот на руках потетешкиваю. Нарядным кушачком опоясываю, на ножки резвые ставлю — иди, гуляй, Ванятко мой ненаглядный! Разговариваю эдак со снопами, и дело спорилось. В куклы-то поиграть не довелось…”

Так и прожила всю жизнь “играючи” одна (отец в 41-м погиб), нас четверых на ноги подняла и всем дала высшее образование…




Создан 21 авг 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником